«В любой ситуации нужно делать максимум возможного»

degtyarenko1

Наталья Аншина (президент НАРСИ, компания Oasis) не стала никому перепоручать разговор об отрасли, ее прошлом и будущем и сама взяла интервью у Андрея Дегтяренко (компания «Проект 111»). Он рассказал о подарках, о том, что помогает развивать бизнес и том, чего стоит бояться.

Наталья Аншина: Андрей, беседую с тобой в новом качестве как президент отраслевой ассоциации. Поэтому мой первый вопрос связан с тем, какую функцию подобная общественная организация должна выполнять в нашей индустрии. Кроме того, мне было бы интересно узнать твое мнение о том, за какие задачи стоит браться в первую очередь мне и моим коллегам по НАРСИ?

Андрей Дегтяренко: Мне кажется, в первую очередь нужно определиться с целями. Это тусовка для своих, на 50-60 всем известных компаний, или задача построить российскую PPAI? В первом и втором случае задачи будут принципиально разные.

Н.А.: Из предыдущего вопроса логично вытекает следующий: почему, на твой взгляд, развалилась РАППС? На взлете была вполне «боевая» ассоциация, и отличные выставки проводила, кстати говоря. Что надо и, наоборот, что не надо делать, чтобы избежать подобных ошибок?

А.Д.: Есть формальная причина – избранный после объединения РАППС и IPSA оргкомитет не выполнил своих задач. Я оттуда вышел после того, как оргкомитет отказался выполнять решения общего собрания по названию отрасли и соответственно ассоциации. По-прежнему считаю вопрос самоидентификации весьма важным. Фактическая причина, конечно, в другом – не нашлось критической массы компаний, заинтересованных в “продолжении банкета”. Делать нужно ровно то же самое, что и в бизнесе – определить целевую аудиторию, понять, что ей необходимо и предложить это в удобной форме.

degtyarenko3

Н.А.: С тобой, вероятно, случались, как и со мной, такие ситуации, когда встречаешься с кем-нибудь из другого бизнеса, и приходится объяснять, «что это за отрасль такая – бизнес-сувениры, и с чем ее едят». И далее, как правило, следует вопрос: «Сколько же ручек вы продаете на такую сумму?!» Потому что не секрет, что для многих людей бизнес-сувениры по-прежнему ассоциируются исключительно с ручками. Как в подобных ситуациях ты объясняешь, чем занимается твоя компания, и какие эмоции испытываешь в этот момент?

А.Д.: Моменты, когда нужно разжевывать смысл индустрии, далеко в прошлом. В последние 10 лет таких вопросов не возникает.

Н.А.: Следующий вопрос: есть ли у тебя идеи, как поднять имидж индустрии в глазах конечного потребителя? И является ли для тебя престиж бизнеса, которому ты посвятил свою жизнь, значимым фактором личного успеха?

А.Д.: Престиж и имидж – понятия довольно расплывчатые. Нужно отметить, что наша отрасль – это не исследование жизни ракообразных или создание регламентов для газораспределительных систем, все, что мы делаем, на виду. Путь очень простой – поставщикам создавать больше новых и оригинальных предметов, агентствам больше ярких кейсов и точных маркетинговых решений. Дальше придут и публикации, и конкурсы, и призы, и повысится репутация отрасли.

anshina

Н.А.: Собственный бизнес – это твой осознанный выбор? Как ты пришел в эту индустрию? И как бы могла сложиться твоя судьба, если б много лет назад ты не заложил первый камень в фундамент «Амбера – королевства сувениров»?

А.Д.: В индустрию я попал, как и многие, довольно случайно. Нельзя было осознанно в 1993 году (по факту – в 1992) прийти в отрасль, которой не было, можно было только ее создать. Но собственный бизнес был целью с момента окончания университета. С высокой вероятностью мог бы работать на фондовых рынках, к примеру.

Н.А.: Что тебе помогало и помогает развивать свой бизнес? Образование, книги, тренинги, личный коуч или общение с умными, неординарными людьми?

А.Д.: Личного коуча не было никогда, бизнес-литературы и тренингов было гораздо меньше, чем хотелось бы. Образование на физфаке университета было действительно универсальное, помогающее анализировать любые процессы. В первую очередь помогают здравый смысл и талантливые люди, которые составляют костяк нашей команды. И, конечно, ежедневное общение с умным, неординарным человеком – моей любимой женой.

Н.А.: Во многом наша работа достаточно однообразна: выбор коллекций, конференции для дилеров, сезон со всем его сумасшествием. Что тебе позволяет в течение стольких лет сохранять драйв?

А.Д.: Честно говоря, такого вопроса я совсем не ожидал услышать. Как раз однообразности я не чувствую ни на грамм. Ассортимент сменился на 70-80% за десять лет. Сейчас в рабочей повестке дня изучение новейших технологий в потребительских товарах, промышленный дизайн, создание «цепляющих» видео, контент-маркетинг, графические коммуникации, работа с авторами (художниками, поэтами, фотографами), интернет-аналитика, выход на западные рынки. SMM – вообще отдельный мир. Все время новые задачи. Да и сезон давно не ассоциируется со словом “сумасшествие”. Вот теперь еще покемонов надо как-то интегрировать.

Н.А.: Наша страна (и наш бизнес, увы, не исключение) оказалась в новых, достаточно печальных условиях, вызванных рядом глобальных экономических и политических факторов. Очевидно, что в ближайшие годы сложно ждать в России много позитивных изменений. Что делать в этой ситуации компаниям на нашем рынке: переждать этот период в надежде на скорое улучшение ситуации или предпринимать активные действия, чтобы плыть против течения? И высок ли риск, прилагая эти усилия, растерять последние силы и пойти ко дну?

А.Д.: Я не очень понимаю термин «переждать». В любой ситуации нужно делать максимум возможного. «Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте». При этом надо трезво оценивать перспективы, и понимать, что возврата к нулевым с нефтью по 120 и постоянным не совсем обоснованным ростом без кардинального изменения экономической модели не будет.

Н.А.: Примерно год назад на форуме в Санкт-Петербурге ты делился своим видением развития нашей отрасли. Тогда это было сделано в достаточно ироничной манере. Можешь рассказать со всей серьезностью, какие тренды в ближайшие три-пять лет станут определяющими на нашем рынке, какие изменения могут произойти в индустрии и, какие перспективы, если это не коммерческая тайна «Проекта 111», ты видишь на рынке?

А.Д.: В каждой шутке есть доля шутки, просто мой прогноз на конференции был чуть дальше, чем 3-5 лет. Если говорить о краткосрочной перспективе, ключевое слово «технологии». Это касается всего – продаж, логистики, внутреннего управления, коммуникаций. Компании вне технологического тренда будут терять позиции, при этом не так быстро, но те, кто будет умело использовать современные возможности, будут способны на прорыв.

Н.А.: Андрей, со стороны кажется, что ты такой lucky boy. Много лет компания следует давно выбранным собственным курсом и, вроде как, все получается. Это так и есть? Или за более чем двадцатилетнюю историю у «Проекта 111» все же были провалы? И что тебе помогает справляться с временными трудностями?

А.Д.: Применять термин lucky boy к 23 годам в бизнесе в принципе не совсем уместно. В бизнесе как в покере – разово может выиграть и дилетант, но на длинной дистанции побеждают только профессионалы. Провалы были, конечно, и будут, например, с созданием собственных артикулов мы реализовали максимум 10% от запланированного. Любой результат, независимо от знака, всегда повод его проанализировать и идти дальше.

Н.А.: Многие из нас живут и работают в индустрии по двадцать лет, и, конечно, за эти годы успели подружиться с некоторыми клиентами и даже конкурентами. Как много в ближайшем кругу Андрея Дегтяренко тех, кто работает в нашем бизнесе, и влияет ли это как-то на работу?

А.Д.: У меня хорошие отношения, надеюсь, с практически всеми участниками рынка, с кем я знаком лично или через соцсети. Конечно, наиболее близкие – с теми, кто начинал в 90-е. Работе, безусловно, это только помогает. Проблемы могли бы возникнуть в случае конфликтов, где приходилось бы выбирать между личными отношениями и бизнес-задачами, но мы как-то справляемся без серьезных конфликтов, хотя спорные ситуации, конечно, бывают.

partyrockin-84

Н.А.: В нашу индустрию сейчас приходят молодые бизнесмены в возрасте около тридцати лет. Они являются представителями так называемого «поколения Y». Чем это поколение, как тебе кажется, отличается от нашего? Что нового эти люди привносят в индустрию, и насколько тебе просто с ними общаться? Стоит ли их бояться?

А.Д.: Бояться стоит только того, что депутаты отключат интернет. А общаться с «поколением Y» очень просто, если жить внутри одного информационного потока, и современный мир этому способствует, возрастные различия стираются. А приносят они в отрасль в первую очередь те самые технологические подходы, о которых я говорил выше.

Н.А.: И еще, один вопрос о людях, работающих в нашей индустрии. Я очень часто слышу на российских и даже зарубежных тусовках, что «основная ценность нашей индустрии – удивительные люди, которые в ней работают». Какими качествами, на твой взгляд, должен обладать человек, который может достичь успеха в бизнес-сувенирах?

А.Д.: Я думаю, что в любой отрасли работает определенное количество замечательных людей, и вряд ли наша является уникальной в этом смысле. Что можно отметить, это низкий уровень конкуренции, наполненной жестким содержанием, и широко развитые дружеские горизонтальные связи. В таких условиях проявляются лучшие человеческие качества, а все остальное дремлет. Возможно, поэтому, мы со стороны выглядим чуть симпатичнее, чем отрасли, в которых процветает борьба за выживание со всеми сопутствующими. А каких-то специальных качеств я бы не выделял, любой эффективный менеджер сможет добиться успеха и у нас.

Н.А.: Ты наверняка часто слышал из уст коллег по цеху высказывания, что у нас «особенный бизнес». Ты согласен с этим утверждением? И как тебе кажется, насколько наша индустрия отстает от американской или европейской? Все ли тренды рано или поздно приходят к нам с Запада или некоторые так и не приживаются на нашей почве из-за российского менталитета?

А.Д.: До августа 2008 я бы согласился, что бизнес «особенный». Каталоги содержали много всего такого, что в принципе не продавалось на Западе. Сейчас все стало гораздо разумнее, пафос ушел, ассортимент похожий. Отстаем (или вообще идем в другую сторону) с трендами, связанными с экологией, с социальной ответственностью компаний. Поскольку нет политики, то нет и большого куска промоотрасли, связанного с выборами. Практически сведена к нулю деятельность НКО, благотворительных фондов, это тоже большие объемы. И в целом российские компании гораздо чаще надеются на административный ресурс, на закулисные договоренности, чем на маркетинг. Но все эти различия – отражения проблем общества, а не отрасли.

В разрезе разработки собственных продуктов западные компании имеют намного более свободный доступ к промдизайну и современным технологиям.

Н.А.: Андрей, ты прослыл убежденным противником любых механизмов, препятствующих свободе конкуренции. Я имею в виду, прежде всего, ценообразование для прямого заказчика. А есть ли какие-либо индикаторы, регулирование которых тебе кажется целесообразным? Должна ли отраслевая ассоциация ставить перед собой задачу влиять на индустрию? К примеру, создавать механизмы, поддерживающие российских производителей?

А.Д.: Целесообразной, хоть и малореальной, представляется задача очищения рынка от заказных тендеров. Хотя я знаком с темой косвенно, по отдельным публикациям, мне представляется, что участники рынка тратят очень много сил на подачу заявок в заведомо проигранные мероприятия. Здесь нужна договоренность, что никто в эти игры не играет, огласка всех подозрительных случаев. При общей заинтересованности есть шанс сдвинуть ситуацию.

Механизм поддержки российских производителей для меня загадочное словосочетание. Не понимаю, как и зачем это может быть реализовано. В случае предложения качественного интересного продукта и стабильного сервиса любой игрок с огромным удовольствием будет работать с российским поставщиком.

Н.А.: Давай вспомним всем известное высказывание о «сапожнике без сапог». В какой мере оно имеет к тебе отношение? Насколько сложно родным и друзьям угодить тебе с подарком? А как ты выбираешь подарки для своих знакомых?

А.Д.: Все-таки корпоративные подарки и личные хоть и родственные души, но у каждой своя судьба. Я не считаю себя профессионалом в индивидуальных подарках, и к ним отношусь, как и все – просто с радостью, без детального анализа. Для меня в любом подарке главное – идея и вложенная в него позитивная энергия.

Н.А.: Какие у тебя увлечения и хобби? Чем занимаешься, когда не находишься «у руля» компании?

А.Д.: С момента изобретения айфона на связи с компанией я постоянно, но это ни в коей мере не относится к оперативному управлению, там давно все автономно. Хобби довольно широко известны. Я чемпион мира по покеру, как раз вчера стал призером чемпионата СЗФО по гольфу.

degtyarenko4

Tagged with:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправить сообщение

[contact-form-7 id=”11″ title=”Отправить сообщение” action=”mail.php”]

×